»

Российский бизнес предпочитает воевать, а не договариваться

В четверг президент Дмитрий Медведев внес на рассмотрение Госдумы законопроект «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)». Суть идеи - проведение примирительных процедур при участии нейтральной, незаинтересованной стороны - медиатора.

С помощью процедуры медиации можно будет урегулировать не только экономические, но и трудовые, и семейные споры. Ограничение одно: она не должна затрагивать интересы третьих лиц или публичные интересы.

Медиатор в отличие от судьи не выносит решений, его задача - найти вариант, который устроит обе конфликтующие стороны. Первые попытки подготовить законопроект о медиации предпринимались депутатами еще в 2007 году, но документ так и не дошел до процедуры первого чтения. Надобность в таком законе резко обострил кризис, увеличивший количество экономических споров, в частности по закону о банкротстве физических лиц. Документ призван разгрузить арбитражное судопроизводство и в первую очередь на дела, ущерб в которых не превышает 100 тысяч рублей. За основу было решено взять американский опыт судопроизводства. По данным главы Высшего арбитражного суда Антона Иванова, в США 95% споров разрешаются до суда, а в России - не более 5%.

Впрочем, неофициально процедура внесудебного разбирательства между бизнесом развита в России, как нигде в мире, говорит депутат Госдумы от «Справедливой России», а в прошлом бизнесмен Илья Пономарев. «Приходят к тебе «медиаторы» с утюгом - и сразу конфликт исчерпывается», - иронизирует Пономарев.

Принципиальное отличие между «медиаторами» в наколках и теми, кого узаконит президентская инициатива, состоит в том, что решение медиатора приравнивается к решению судьи.

Противоборствующие стороны получают на руки официальное решение о том, что конфликт исчерпан, претензий не имеется. «А примирение по понятиям чревато тем, что одна из конфликтующих сторон может через некоторое время заявить о претензиях заново и конфликт превращается в бесконечно сладкий апельсин», - говорит депутат Пономарев.

Глава ВАС предлагал сделать медиацию обязательной досудебной процедурой, а в роли посредника, по его мнению, должен был выступать специальный сотрудник аппарата суда. Его задача заключалась бы в том, чтобы объяснить спорящим сторонам, как сложилась судебная практика по данной категории дел и каковы шансы выиграть дело. Однако в президентском законопроекте предлагается сделать процедуру медиации добровольной. А посредником может стать любое лицо, не имеющее судимости и не состоящие на госслужбе. На эту деятельность не нужно будет получать лицензию, но придется стать членом одной из саморегулируемых организаций.

Также не нашла развития идея Иванова применять медиацию при решении споров между налоговиками и предпринимателями.

«Мировой опыт показывает, что внедрять процедуру медиации в публично-правовые (и прежде всего в налоговые) отношения необходимо чрезвычайно взвешенно и осторожно», - говорится в пояснительной записке к законопроекту и предлагается ограничиться «проведением долгосрочного эксперимента», прежде чем узаконить медиацию в конфликтах между бизнесом и налоговиками.

Даже если бы закон распространил процедуру медиации на конфликты с ФНС, маловероятно, что бизнес массово пользовался бы этой нормой, полагает руководитель проекта БСС «Система Главбух» Елена Рахимова. «Мелких споров с налоговой инспекцией, когда цена вопроса не превышает нескольких тысяч рублей, очень много, но замириться с налоговиками сложно, ведь это будет означать, что налоговики должны будут простить недоимку», - говорит эксперт. Налоговикам поставлена задача пополнять казну, поэтому они предпочитают иную процедуру - «затаскать по судам даже за три копейки долга перед бюджетом».

Впрочем, эксперты полагают, что перевести разборки по понятиям в официальное русло в России вообще будет непросто. «Менталитет большинства представителей российского бизнеса таков, что они предпочитают воевать, а не договариваться», - говорит руководитель департамента корпоративной практики «ФБК-право» Александр Ермоленко. Хотя та часть бизнеса, которая интегрирована в западное сообщество, ведет бизнес по международным стандартам отчетности, нанимает аудиторов у западных компаний, начинает понимать, что договориться дешевле, чем конфликтовать.

«Примирение часто выгоднее и с финансовой точки зрения, и с точки зрения репутации», - говорит Ермоленко.

Кстати, в Российском союзе промышленников и предпринимателей не первый год и вполне успешно применяется урегулирование споров между бизнесом, напоминает член правления бюро РСПП, глава группы компаний IBS Анатолий Карачинский. «Судебный спор - затратная вещь, к тому же доказать свою правоту в суде нередко мешает отсутствие необходимых документов», - говорит Карачинский. По его словам, посредничество РСПП, привлечение к примирительной процедуре уважаемых в бизнесе людей помогло многим участникам рынка успешно разрешить конфликты.
Источник: Газета.Ru

Версия для печати
Похожие материалы:
Комментарии 0
avatar