»

Оценка рисков банковской системы и кредитные рейтинги

В ряде стран для оценки рисков и диагностики используется несколько систем. Некоторые из них выявляют уже существующие проблемы, в то время как другие позволяют получить сигналы о потенциальном ухудшении в будущем на основе текущих рисков. В целом эти системы решают такие задачи, как:

  • систематическая формализованная оценка кредитных организаций в рамках инспектирования и удаленного мониторинга;
  • идентификация банков и направлений деятельности внутри банка, где есть или могут появиться проблемы;
  • выявление приоритетных направлений проверок для оптимального распределения ресурсов надзорных органов;
  • инициация своевременных действий надзорного органа.

Отличия между системами обусловлены страновыми особенностями – это глубина и частота инспекций, характер отчетности, доступность других достоверных источников, статистическая информация о кризисах и банкротствах за прошлые периоды, уровень технического обеспечения, денежные и людские ресурсы.

По формальным признакам можно выделить четыре широкие категории систем диагностики оценки рисков банковской системы:

  1. рейтинговые системы оценки банков;
  2. системы финансовых коэффициентов и группового анализа;
  3. комплексные системы оценки банковских рисков;
  4. статистические модели.

Использование нескольких систем повышает вероятность того, что хотя бы одна из них обнаружит проблемный банк. Системы в основном совмещают качественные оценки и количественные расчеты с использованием компьютера. В некоторых преобладают экспертные суждения, в других доминируют выкладки компьютерных программ.

История кредитных рейтингов в мире насчитывает более 100 лет. За период своего существования кредитные рейтинги превратились в общепризнанный критерий оценки кредитного риска компаний-заемщиков. Первоначально присвоение банкам рейтингов было связано с проверкой их деятельности на месте. Однако за последние годы этот подход стал применяться и с удаленным мониторингом. С помощью рейтинговой системы выявляются кредитные институты, к которым требуется особое внимание регулирующих органов.

Наиболее известные международные рейтинговые агентства, которые занимаются и рейтингованием банков, – Moody's Investor Service, Standard & Poor's и Fitch Ratings.

Присвоение рейтинга базируется на субъективной оценке контролерами разных аспектов функционирования банка. Хотя оценки даются относительно заранее установленных показателей, они не являются жесткими и позволяют контролеру учитывать другие факторы, которые, по его мнению, подходят к данному банку. Результаты проверки и присвоенный рейтинг могут сообщить руководству банка, публичному же разглашению результаты оценки могут и не подлежать.

Рейтингование по результатам удаленного мониторинга основано на анализе надзорной и другой доступной контрольным органам информации, включая отчеты по проверкам на месте. Французская система ORAP использует, например, базы данных Банка Франции и банковской комиссии (в частности, информацию, предоставленную самими банками и хранящуюся в специальной базе данных финансовых рынков), результаты инспекций банков, данные внешних аудиторов, других надзорных органов Франции и информацию, доступную по взаимным соглашениям с контрольными органами других европейских государств.

В основном рейтинг дается по результатам работы банка за год. В США банки, получившие по системе CAMEL(S) высокий рейтинг (1 или 2), проверяются раз в полтора года, а те, которые признаны проблемными (4 или 5), проверяются чаще. Присвоенный рейтинг чаще всего носит конфиденциальный характер и используется внутри надзорного органа.

Рейтинговые системы позволяют оценить текущее состояние дел в банковской отрасли, выявить проблемные банки. В то же время система присвоения рейтинга статична, так как основана на данных, полученных по состоянию на конкретный период времени. Использование удаленного мониторинга уменьшает статичность оценок, однако, в отсутствие проверок на местах достоверность информации снижается.

Известно, что финансовое состояние банка можно свести к конечному набору финансовых показателей. Последние включают в основном измерители достаточности капитала, качества активов, прибыльность и ликвидность. Многочисленные коэффициенты, относящиеся к этим показателям, используются в системах анализа банков. Эти же коэффициенты применяются и в других типах систем.

Информация для системы поступает в основном из данных, имеющихся у контрольных органов, и годовой отчетности. Система наблюдения в Нидерландах, например, изначально планировалась как система ранней диагностики возможного банкротства, но из-за недостаточной статистической информации от этого пришлось отказаться. Результаты анализа используются для формирования сравнительных показателей деятельности отдельных кредитных организаций в прошлом и установки критериев финансовой деятельности для разных групп банков, чтобы выявить банки, не соответствующие групповым значениям. При анализе финансовых коэффициентов отдельного банка генерируется предупреждение в случае превышения коэффициентом заранее установленного критического уровня, нахождения в установленном интервале, отличия от показателей за прошлый период. Групповой анализ основан на финансовых коэффициентах для группы банков. Контролер проверяет, насколько показатели отдельного банка отличаются от аналогичных банков, выявляет причины таких различий, проверяет, требуется ли надзорное вмешательство в данном случае.

Составление групп в такой системе происходит в основном в зависимости от размеров активов (например, мелкие и крупные банки) или от специфического сегмента рынка (местные коммерческие банки, иностранные банки, кооперативные или сберегательные банки). Некоторые системы позволяют формировать специальные группы для сравнений (например, банки из конкретного региона или направления бизнеса). Внутри каждой группы либо выделяют самые слабые по сравнению со средними значениями банки, либо показатели сортируются от наилучших к наихудшим и проводится ранжирование банков. Таким образом, выявляются банки, чьи показатели ухудшились. Групповой анализ применяется также для изучения тенденций во всем банковском секторе или его отдельных сегментах. Такая система может с ограничениями использоваться для стрессового тестирования и аналитических сценариев, то есть оценки ожидаемого состояния банков при ухудшении финансовых условий и экономической конъюнктуры.

Изначально системы использовались как элемент инспекционной проверки банка, однако в настоящее время они стали самостоятельным элементом оценки состояния банковской системы и системы рисков отдельного банка. В Федеральной резервной системе США используется индивидуальный мониторинг банка как составной элемент для интерпретации статистических моделей ранней диагностики. В то же время отбираемые показатели не всегда полностью коррелируют с общим состоянием банка (особенно в случае крупных банков). Ограничения накладываются и на придание веса тому или иному показателю, что обычно происходит методом экспертной оценки. При фиксации веса не принимаются во внимание происходящие изменения, что может снизить эффективность оценки. Результаты группового анализа могут не учитывать общее ухудшение конъюнктуры для всей системы или группы. Предпосылкой качественного анализа является интегрированная, своевременная и достоверная отчетность.

В рамках комплексной системы оценки банковских рисков происходит оценка рисков кредитной организации в целом. Английская система RATE предусматривает выделение категорий риска для всей организации. Система RAST, применяемая в Нидерландах, использует разделение банка или банковской группы по подразделениям или функциональным признакам. Для каждого подразделения оцениваются все риски, внутренняя структура и система контроля по ряду критериев, по каждому из которых присваиваются баллы. Индивидуальные баллы последовательно агрегируются до конечной оценки банка или группы.

Комплексный подход позволяет оценить количественные и качественные факторы риска. Для получения всесторонней информации о состоянии банка требуется взаимодействие национальных и иностранных надзорных органов (Управление финансовых услуг Великобритании специально запрашивает такую информацию, чтобы избежать дополнительных расходов на самостоятельную проверку). Система применима для консолидированной и неконсолидированной оценки банковских групп и их составных элементов. Надзорный орган может не сообщать о присвоенных баллах, однако общие тенденции развития и крупные риски обсуждаются с руководством банка.

На проверку банка тратится больше ресурсов и времени, однако система удобна для оценки крупных национальных и международных банков и банковских групп, имеющих диверсифицированный бизнес.

Основная задача статистических моделей сводится к прогнозированию будущего состояния банков, то есть к диагностике банковских проблем на ранней стадии. Модели используют собранные надзорными органами данные о деятельности банков для оценки рисков. Полагаясь на полученные с помощью расчетов данные, модели выделяют банки с высокой и низкой вероятностью банкротства. Толчком к развитию статистических моделей послужил банковский и сберегательный кризис 1980-х - начала 1990-х гг. в США, сопровождавшийся многочисленными банкротствами и высокими издержками (от 2,5 до 3,5% ВВП США).

Существует два главных отличия между статистическими моделями и описанными выше системами. Во-первых, внимание фокусируется на определении рисков, которые, вероятно, приведут к ухудшению состояния банка в будущем. Статистическая модель пытается выявить рискованные банки до наступления кризиса или банкротства, что во многом отличает ее от других систем. Во-вторых, модели используют количественные методы для определения причинных связей между показателями и такими их следствиями, как неустойчивость, кризис и банкротство или выживаемость. Наличие и влияние различных факторов тестируется для каждого из вариантов. Вырабатываются количественные измерители причинно-следственной связи, а статистические выводы используются как руководство к определению свойств и характеристик этих связей. Полученные данные используются затем для предсказания будущих событий со сходными характеристиками.

Большинство моделей анализирует связь между зависимыми показателями (банкротство или выживаемость, рейтинг) и независимыми показателями. Оценивается вероятность наступления событий в неопределенный момент времени, но в течение интервала, заданного моделью. Модель ранней диагностики, планируемая к внедрению в Италии, будет использовать дюрацию. Модель исходит из предпосылки, что каждый банк в конечном итоге обанкротится. Зависимым показателем в такой модели будет не банкротство, а время, оставшееся до банкротства.

Влияние качественных факторов (качество управления, внутренний контроль, специфические факторы, например кредитная культура) обычно не учитывается в моделях, хотя в рейтинговой модели SEER Федеральной резервной системы включен показатель управления, взятый из результатов проверки CAMELS. Французская модель SAABA дополняет количественный анализ отдельной качественной оценкой. В моделях также не учитывается возможность банкротства вследствие мошенничества и финансовых нарушений.

Общие проблемы банковского сектора могут быть идентифицированы через макропоказатели (в ЕС – рост ВВП, рост промышленного производства, уровень безработицы, курс евро к доллару, банкротства за год, спред доходности по десятилетним государственным облигациям и трехмесячная ставка Euribor). Однако при таком агрегировании увеличивается вероятность пропуска серьезных проблем внутри кредитной организации. С учетом влияния отдельных банков на общее состояние отрасли актуальность контроля за безопасным и разумным ведением дел каждым банком возрастает. Этим объясняются и те усилия, которые прилагают надзорные органы развитых стран к разработке эффективных систем мониторинга рисков и финансового состояния банковских институтов.

Развитие систем оценки рисков банковской системы в России

Очевидно, что прямой перенос зарубежного опыта на отечественную почву принесет скорее отрицательный, нежели положительный результат, что обусловлено специфическим характером создания таких систем. Ведь при разработке учитываются именно страновые особенности банковского сектора (наличие статистической информации, ресурсов, практика ведения учета и отчетности и т.д.). Тем не менее, необходимо не просто совершенствовать имеющиеся системы контроля, но, учитывая современные тенденции, развивать системы ранней диагностики и индивидуальной оценки банковских рисков.

В России индустрия рейтингования начала развиваться лишь с середины 1990-х гг., и первым национальным рейтинговым агентством, начавшим присваивать рейтинги российским эмитентам, стал «Эксперт РА».

Логическая схема методики, в соответствии с которой «Эксперт РА» производит присвоение рейтингов кредитоспособности банка, включает анализ трех блоков: внутренняя кредитоспособность банка, факторы поддержки и подверженность стресс-факторам. Внутренняя кредитоспособность банка оценивается по трем составляющим: рыночные позиции, финансовый анализ и управление и риск-менеджмент.

Блок «рыночные позиции банка» включает в себя анализ истории и репутации банка, специализации и аффилированности, географии деятельности, конкурентного положения и стратегического обеспечения. Блок «финансовый анализ» включает в себя анализ достаточности и структуры капитала банка, качества активов, качества привлеченных средств, прибыльности операций, ликвидности банка и валютных и забалансовых рисков. Блок «управление и риск-менеджмент» включает в себя анализ качества процедур корпоративного управления, организации бизнес-процессов, информационной прозрачности банка и управления рисками.

Факторы поддержки банка определяются как взвешенная сумма оценок двух блоков – «собственники банка» и «отношения с государственными органами». После определения кредитоспособности экспертным путем производится оценка стресс-факторов, способных оказать влияние на уровень кредитоспособности банка в среднесрочной перспективе. Стресс-факторы включают в себя, например, негативное влияние собственников, риски регулирования и надзора. По результатам анализа кредитоспособности и корректировки на стресс-факторы выносится решение о рейтинговой оценке.

В 2000 г. было создано Национальное рейтинговое агентство (НРА), осуществляющее деятельность по рейтингованию участников финансового рынка (присваивает ежеквартально более чем по 50 показателям рейтинги свыше 700 российским компаниям). Все присваиваемые рейтинги можно разделить на два вида – дистанционные и индивидуальные. Дистанционные рейтинги построены на анализе исключительно финансовой отчетности из открытых источников (таких рейтингов большинство). Индивидуальные рейтинги НРА (в основном присвоены крупнейшим игрокам финансового рынка) подразумевают в том числе качественный анализ рейтингуемой компании.

С 2001 г. на российском рынке начало работать независимое национальное рейтинговое агентство «Рус-Рейтинг» (RusRating), основные услуги которого – присуждение рейтинга банкам, лизинговым компаниям, промышленным предприятиям, облигациям банков и исследование банковского сектора. В 2002 г. «Эксперт РА» и информационное агентство АК&М объединили свои усилия по созданию оригинальной отечественной методики присвоения кредитных рейтингов и оценке регионов и муниципальных образований по национальной шкале. Для решения этой задачи агентства создали консорциум «Эксперт РА - АК&М». А в 2005 г. было образовано рейтинговое агентство АК&М как дочерняя компания информационного агентства АК&М.

На четыре российских рейтинговых агентства приходится 55% рынка рейтинговых услуг в России, остальные 45% рынка держат Fitch, S&P и Moody's.

Литература:
  1. Международный опыт реструктуризации банковских систем./А.З.Астапович, Е.В. Белякова, Е.Б.Мягков и др. - М.: Бюро экономического анализа, Магистр ЛТД, 1998.
  2. Internal audit in banking organisations and the relationship of the supervisory authorities with internal and external auditors. BIS Consultative Paper, Basel, July 2000. Gonzales-Hermosillo, Brenda. Determinants of Ex-Ante Banking System Distress: A Macro-Micro Empirical Exploration of Some Recent Episodes. IMF Working Paper No. 33, 1999.
  3. Ranjana Sahajwala, Paul Van den Bergh. Supervisory risk assessment and early warning systems. BIS Working Paper No. 4, Basel, December 2000.
  4. Frydl, Edward J. The Length and Cost of Banking Crises. IMF Working Paper No. 30, 1999.
Aвтор: А. Саркисянц
Версия для печати
Похожие материалы:
Комментарии 0
avatar